+7 (495) 332-37-90Москва и область +7 (812) 449-45-96 Доб. 640Санкт-Петербург и область

Сколько по 228 сидят

Сколько по 228 сидят

По данным Генпрокуратуры, число наркотических преступлений попадающие под ст. В прошлом году к проблеме с правоприменением по наркотическим делам привлек внимание случай журналиста Ивана Голунова. Владимир Путин после этого поручил силовым ведомствам проанализировать практику по таким делам, свой анализ обещали провести и в Госдуме. РБК использовал статистику, опубликованную Генпрокуратурой, и данные Судебного департамента при Верховном суде России. В году, по данным Генпрокуратуры, было зарегистрировано ,2 тыс. Более половины из них приходится на ст.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Дело журналиста Ивана Голунова привлекло внимание к работе правоохранительных органов и судебной системы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

Статья 228 УК РФ – всё, что вы боялись спросить

Смотреть комментарии. Иван Голунов утверждает, что наркотики ему подбросили полицейские, и связывает это с расследованием о похоронном бизнесе, которое он должен был опубликовать со дня на день. Одни из действующих лиц этого расследования - высокопоставленные сотрудники ФСБ. Общественная поддержка, которую получил журналист Иван Голунов, беспрецедентна.

Об этом деле знают и говорят, в отличие от тысяч историй, связанных с фабрикацией в России уголовных дел по наркостатьям. В году за наркотики осуждены 92 человек. По мнению правозащитников, многие из этих дел создавались искусственно, в первую очередь для отчетности.

Но часто наркотические статьи используют для вымогательства или устранения неугодных. Этот выпуск программы "Человек имеет право" вышел в эфир в конце года. Сегодня мы сочли нужным его повторить. Марьяна Торочешникова: Почти тысяч человек в России ежегодно судят по так называемым наркотическим статьям Уголовного кодекса.

В году, например, виновными были признаны человек, оправданы единицы. Однако, изучая приговоры, вынесенные по наркостатьям по всей стране, юристы и правозащитники отмечают: в России под суд идут в основном те, кто употребляет и делит между собой малейшие граммы наркотиков.

Часто масса вещества, за хранение и сбыт которого судят наркоторговцев, исчисляется в тысячных грамма, то есть за решетку в основном попадают наркозависимые, а не крупные наркоторговцы и организаторы наркотрафика.

Почему так происходит? Спросим у Алексея Федярова , руководителя юридического департамента Благотворительного фонда помощи осужденным "Русь сидящая" , и Арсения Левинсона , юриста программы "Новая наркополитика" Института прав человека. Арсений Левинсон: У нас с года беспрерывно происходит ужесточение законодательства, связанного с незаконным оборотом наркотиков, поскольку это популистская тема. Политики для собственной популярности, чтобы делать вид, что они как-то противодействуют угрозе наркомании, ужесточают уголовное законодательство.

Это дошло до того, что у нас сейчас введено пожизненное лишение свободы за наркотики, и самые большие сроки получают именно за наркотики, таких сроков нет даже за убийства.

По некоторой категории дел законодатель не позволяет судьям назначать наказание меньше 15 лет лишения свободы. Это приводит к тому, что самые многочисленные категории осужденных — это осужденные за наркотики. Марьяна Торочешникова: Значит, было много наркоторговцев, которые участвуют в этом незаконном обороте, а правоохранительные органы так хорошо работают, что всех переловили, и скоро их почти не останется?

Алексей Федяров: У нас парадоксальная ситуация. Параллельно идут два процесса. Первый — систематическая популистская стигматизация этих статей и ужесточение наказания. И параллельно практически абсолютно брошена работа по пресечению крупного трафика. Крупный трафик в страну поступает практически свободно, наркотики практически в свободном доступе. Это автоматически влечет за собой увеличение количества потребителей, наркозависимых становится все больше и больше.

А работа правоохранительных органов становится абсолютно формальной, статистической. Классическая ситуация — на прием приходит юноша лет 20 и с абсолютно светлыми глазами говорит: "Вот я сейчас на подписке, думаю, что мне дадут три-четыре года условно. У меня четверть грамма амфетамина, которые я отдал своему другу". Я говорю: "Ты понимаешь, что у тебя срок будет от 8 до 15 лет? Тебе адвокат это разъяснил? Адвокат был по назначению, он ничего не разъяснил, сказал: "Признаемся — и уйдешь на условный".

Он не понимает, куда он вляпался. Марьяна Торочешникова: Часто поводом для возбуждения уголовного дела по наркостатье становится провокация. Марина Антонова, мать осужденной Карины Поздняковой: В такую ситуацию может попасть каждый. Кто-то из ваших знакомых может позвонить, попросить помощи: "Я себя плохо чувствую, привези мне хоть хлеба".

И могут абсолютно спокойно приписать, что вместе с хлебом вы привезли наркотики. Светлана Шестаева, мать осужденной Евгении Шестаевой: Преступление "нарисовали" оперативные сотрудники, его по факту вообще не было.

Корреспондент: "Незаконное производство, сбыт или пересылка наркотических средств" — я статья Уголовного кодекса России. За год по этой статье были осуждены более ста тысяч человек, в их числе — дочери Марины Антоновой и Светланы Шестаевой , Карина и Евгения. В феврале года Карине позвонила ее старая знакомая, умоляла помочь, достать ей дозу. Карина действительно купила дозу своей знакомой Анне.

Накануне девушка была задержана сотрудниками полиции за сбыт метадона. Сама Карина, по словам ее мамы, наркотиков никогда не употребляла. Марина Антонова: Это и есть подстрекательство, склонение и провокация — через заинтересованное лицо сотрудники полиции задерживают других людей. Не признал вину — все, идешь по полной, по третьей части. Корреспондент: Карину судили именно по 3-й части й статьи "Сбыт в значительном размере". Антонова уверена: ее дочь стала жертвой провокации сотрудников полиции.

В деле Поздняковой мать нашла массу нарушений со стороны следствия. Марина Антонова: По правилам, если человека задерживают и вещество изымают прямо на месте, происходит опечатка, на месте происшествия составляется протокол. В наших делах ничего такого нет. Два постановления абсолютно идентичные, слово в слово, подписаны одним и тем же человеком, не зарегистрированы, не засекречены.

Корреспондент: Проверка, которую возбудили по факту выявленных нарушений, ни к чему не привела. Марина Антонова: Эта проверка проходила два с половиной года, отменялась 14 раз, потому что так устроена эта система, что все наши жалобы отправляют тем, на кого мы жалуемся. Евгения Шестаева: Меня обвиняют в сбыте наркотических средств в особо крупном размере. И предварительное следствие до сих пор не может объяснить факт моего задержания. Я якобы была задержана по статье либо 91, 92 УПК РФ, либо я была задержана с поличным, либо все-таки меня задержали по факту административного правонарушения.

Корреспондент: Евгению Шестаеву задержали в июле года на станции метро "Отрадное" в Москве, когда она встречалась с разработчиком сайта для ее магазина. В ходе обыска у девушки якобы обнаружили наркотики. Это подтверждают понятые. Светлана Шестаева, мама Евгении: У них это от зубов отскакивает, что моя дочь говорила, что ее просила передать какая-то знакомая.

Это является существенным моментом, на который ссылается суд. И моя дочь при допросе этого дополнительного свидетеля Данилина спросила: "Вы уверены, что эта фраза прозвучала из моих уст, а не кто-то ее сказал и вы начали ее повторять?

Корреспондент: В апреле года суд вынес Шестаевой приговор — 13 лет лишения свободы за сбыт и покушение на сбыт наркотических средств.

Но кроме й статьи, в приговоре появилась еще одна — "Покушение на убийство трех лиц". Светлана Шестаева: Суд первой инстанции признал, что это был технический сбой, то есть это был абзац, который выпал из компьютера в момент выведения печати с компьютера на принтер.

Корреспондент: Дело отправили на новое рассмотрение, но суд вновь не видит многочисленных нарушений со стороны сотрудников правоохранительных органов и факта фальсификации дела. Светлана Шестаева: Самое главное, что у нас есть алиби.

В наших материалах дела мы обнаружили штраф за административное правонарушение, выписанный го числа, то есть в день задержания: дочь находилась в состоянии опьянения на территории метрополитена. Корреспондент: По словам Евгении Шестаевой, когда ее привели в комнату полиции, сотрудница сразу же осмотрела ее и проверила содержимое сумки, после чего полицейские составили протокол об административном правонарушении.

Допрос на суде одного из сотрудников подтверждает это. Вызывают подозрения и подписи Шестаевой на протоколах. Независимая экспертиза доказала, что лишь одна из них подлинная.

Суд игнорирует эти и другие доводы защиты. Марьяна Торочешникова: Почему в большинстве уголовных дел, связанных с наркотиками, в приговорах можно увидеть "в неустановленное время", "в неустановленном месте", "неустановленные лица" что-то сделали, и на основании этого, когда вообще ничего не установлено, суд РФ выносит приговор? Как это вообще возможно? Арсений Левинсон: Нет стимула устанавливать. Правоохранительная деятельность сводится к очковтирательству, к изображению каких-то усердных действий.

Алексей Федяров: Вот пример из уголовного дела, которое было у меня в производстве. Небольшой околоток, отдел Наркоконтроля в области, три человека и начальник — троих осудили, а начальник прошел краем, как свидетель.

Надо давать показатели, а район сельский, вымирающие поселки, деревни, там практически нет героина Ребята научились выращивать марихуану, мак, сами опера делают соломку, гашиш, в гараже специально все оборудовали. И есть же люди, которые употребляют, и сегодня кому-то не повезло, взяли за хранение. Берут одного, дают пластиковую бутылку, говорят: "Вот тебе, иди покури у этого на кухне, а бутылку там оставь". Покурил, уходит, они поднимаются, находят бутылку, и человека тащат: "У тебя притон".

Все, я Алексей Федяров: Осудили и за сбыт, и за превышение, и за фальсификацию доказательств — дали шесть лет шесть месяцев, потом снизили до пяти с половиной лет. Марьяна Торочешникова: А почему человека привлекают к уголовной ответственности, собираются судить за эти сотые грамма амфетамина, если российское законодательство не преследует людей, которые употребляют наркотики?

И если даже ты передаешь это другу, ты же не продаешь, не извлекаешь из этого выгоду, то есть вроде тоже не за что судить?

Арсений Левинсон: Это очень опасное заблуждение. Любая форма передачи является сбытом наркотиков, и неважно, получает ли человек за это деньги. Верховный суд пресекает возможности какого-либо смягчения участи людей, которые обвиняются в сбыте, а на самом деле не являются сбытчиками. Это совершенно неправильная правоприменительная практика: если передал что-то — это сбыт.

Неважно даже, были там меченые деньги, оперативно-розыскные мероприятия. Ловят двух потребителей наркотиков, одного заставляют сказать, что он дал другому наркотик, а второму говорят: "Тебе передал он", — и они дают такие показания, один получает десять лет лишения свободы, а другой условное наказание.

Именно так и фабрикуются, то есть искусственно создаются дела для отчетности, а не пресекается реальный наркотрафик, не борются с реальным распространением наркотиков.

На людях делают деньги и статистику.

Статья 228 УК РФ: что скрывает статистика

О либерализации законодательства в сфере оборота наркотиков заговорили в связи с делом Ивана Голунова. Отчёты же по итогам года не такие детализированные. Такой вывод сделали при анализе статистики прошлых лет. По информации ФСИН, в исправительных колониях за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, в году находилось человек. Для анализа использовались данные 22 крупнейших городов России. Методика: журналисты изучили число уголовных дел по статье и сопоставили их с количеством жителей. В Белгороде статистика другая.

Около половины дел по наркотикам в России не дошло до суда

Смотреть комментарии. Иван Голунов утверждает, что наркотики ему подбросили полицейские, и связывает это с расследованием о похоронном бизнесе, которое он должен был опубликовать со дня на день. Одни из действующих лиц этого расследования - высокопоставленные сотрудники ФСБ. Общественная поддержка, которую получил журналист Иван Голунов, беспрецедентна. Об этом деле знают и говорят, в отличие от тысяч историй, связанных с фабрикацией в России уголовных дел по наркостатьям. В году за наркотики осуждены 92 человек.

Пожалуй, стоит начать с самого начала. В этом неплохо бы разобраться, чтобы понимать хотя бы, в чём тебя обвиняют.

В ее багаже обнаружили 9,6 грамма гашиша, после чего предъявили обвинение в незаконном хранении, а затем и в контрабанде наркотиков.

Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства. Главная Документы Статья Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества Подготовлена редакция документа с изменениями, не вступившими в силу. УК РФ Статья

13 таблиц и графиков об антинаркотической статье УК

.

.

70 тысяч приговоров. Как в России судят за хранение наркотиков без цели сбыта

.

Ни грамма сожаления

.

Продолжительность:

"Народная" 228-я. Кого на самом деле сажают за наркотики

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ПЕРВЫЙ ДЕНЬ В ТЮРЬМЕ ПО СТ. 228 Ч. 4
Комментарии 2
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. lompucent

    И как это в течение года можно получить штраф 50 тыс повторно, когда на год-полтора уже решили за пьянку:)

  2. Самсон

    Ужасный звук,все шуршит. Не возможно слушать.